Блог Ольги Серебренниковой

ИГАРКА — большой РОССИИ малый ГОРОДОК

Хочу вам рассказать о городе моего детства, юности да и вообще городе моей жизни. Это маленький заполярный городок в большой России… — это город Игарка, в котором я прожила большую часть своей жизни, о котором у меня останутся самые теплые воспоминания, Попала я сюда в 5-летнем возрасте, соответственно не по собственному желанию, а по воле родителей, которых закинула сюда судьба по каким-то известным только им причинам (до сих пор не могу понять каким).  Я не буду сейчас вам рассказывать историю своей жизни (это как-нибудь следующий раз) я расскажу вам о городе заполярном, далеком, заснеженном… но со своей историей… своими памятными местами… со своими велики людьми и своими достижениями…

Немного истории: итак, город Игарка — расположен в 1300 км по прямой к северу от Красноярска, за полярным кругом, в зоне распространения вечной мерзлоты. Город получил название по имени местного рыбака Егора Ширяева, которого местные жители называли Егоркой. «Егорка» каким то непостижимым образом трансформировался в «Игарку». О реке Игарке мир узнал в 1725 году – тогда русский исследователь Петр Чичагов впервые нанес ее на карту. Игарскую протоку же обозначили спустя 15 лет участники Великой северной экспедиции Федор Минин и Харитон Лаптев. Исследователи тогда отметили, что протока чрезвычайно удобна для судов. Но человек пришел сюда только через два века, в эпоху сумасшедшей индустриализации СССР.

 Множество леса и глубоководная протока, защищенная от ветров, стали основанием для появления на карте морского города-порта Игарка. Морского порта, стоящего на реке в полутысяче километров от моря. Город в современном понимании этого слова основан  13 июня 1929 года. Город построен на вечной мерзлоте. А что такое вечная мерзлота? Правильно, грубо говоря это грунт, в котором вода находится в форме льда, и не тает. Никогда! Ну вот с таянием все немного сложнее. Дело в том, что верхний слой грунта в теплое время года все-таки прогревается. Само собой, лед по такому случаю тает. А вода, как вы знаете, в жидком состоянии занимает меньший объем, нежели в твердом. И вот тут начинаются проблемы, ибо грунт приходит в движение, слои перемешиваются, где-то появляются возвышенности, где-то провалы, насыщенные водой массы сползают вниз по склонам по мерзлотному слою. В общем почва для строительства, прямо скажем, не комильфо. Но есть выход — строить на сваях, что и сделали доблестные строители Игарки. Сваи забиваются на глубину мерзлотного слоя, туда, где агрегатное состояние воды никогда не меняется. В ледышку, короче. И такому дому пофигу мороз, нестрашны уже все эти проблемы с движением грунтов. Вообще Игарка долгое время была этаким полигоном для испытания технологий строительства на мерзлотных грунтах. Да может и сейчас тут чего-нибудь испытывают еще, кто ж его знает.

В 1936 году в Игарку с гастролями приезжают труппы Большого театра СССР и Московского Художественного театра во главе с народной артисткой Верой Пашенной. Клуб Игарки не мог вместить всех желающих посмотреть на именитых артистов, решено было строить летний театр. Сцена под открытым небом возникла за одну ночь, и все лето игарчане наслаждались игрой актеров. А потом под руководством Веры Пашенной создали свой Народный театр. Театр успешно гастролировал по ближайшим населенным пунктам, затем распался – ученики Пашенной вошли в труппу Норильского Заполярного театра. В память о том «театральном» времени две улицы в Игарке названы именем Большого и Малого театров.

В 30-е годы в Игарку переезжает семья Виктора Астафьева. Отец слег в больницу, а мачеха не захотела заниматься пасынком. Так Виктор оказался в игарском детском доме. Учился будущий писатель в городской школе № 1, которой позднее было присвоено его имя. Литературу и русский язык преподавал там Игнатий Рождественский. Однажды он дал задание ученикам написать сочинение о том, как прошло их лето. Маленький Витя летом заблудился в тайге, провел там много дней в одиночестве. О том и написал. По сути, этот рассказ «Жив» и стал началом творческой биографии великого мастера. Позднее писатель переработал его и назвал «Васюткино озеро»«Краесветском» называет Игарку Виктор Астафьев в повести «Кража» — повесть  о тяжелом довоенном детстве детдомовских ребят.

Вся история Игарки — ее рождение, расцвет и упадок, связаны с портом. Поначалу все шло хорошо – морские суда загружались в игарской протоке сначала с плотов, а после ввода в стой ЛПК – с его береговых складов. Был построен город со всей инфраструктурой, грандиозным каменным Домом культуры на высоком холме. Новое дыхание Игарка получила в 1949 году, когда высшим руководством страны было принято решение соорудить здесь торговый порт и военную базу для обслуживания Севморпути – Мурманск и Архангельск находились слишком близко к западной границе страны, и в случае гипотетических военных действий могли бы быть парализованы противником. После изыскательских работ строительство порта в Обской губе было признано нецелесообразным, и порт решено было делать в Игарке.

 

Отдельная, и далеко не светлая страница в истории города — стройка №503 ГУЛЖДС НКВД СССР по трассе Салехард-Игарка, «дорога на костях» или «мертвая дорога», часть недостроенной Трансполярной магистрали, участок Пур-Игарка. Сталинский проект по строительству  железной дороги от берегов Баренцева моря до Чукотки возводился  силами политических заключенных и унес жизни десятков тысяч людей… В Игарке размещалось управление стройки №503, работавшей на восточной половине магистрали – от Енисея до р.Пур. Размещение инженерного и управленческого штата дало толчок к росту города, для прибывшей рабочей силы было сооружено три лагеря (их остатки и сейчас можно увидеть недалеко от Игарки). Впоследствии управление строительством было перевезено в поселок Ермаково, где железная дорога должна была пересекать Енисей. Вдоль одноколейки по всей трассе на расстоянии 5 — 10 км друг от друга строились лагеря. Эти лагеря стоят до сих пор. Многие из них прекрасно сохранились. Бежать из лагеря было практически невозможно. Основная дорога — контролировалась охраной. Единственный путь к свободе лежал к Енисею, затем вверх по нему 1700 км до Красноярска или на север 700 км до устья Енисея или до Дудинки и Норильска, которые также строились заключенными и усиленно охранялись. Большая часть работ, в том числе земляных, выполнялась вручную. Грунт, который почти по всей трассе оказался неблагоприятным – пылевидные пески, вечная мерзлота, – возили тачками. Часто целые его составы уходили в болото, как в прорву, а уже построенные насыпи и выемки оползали и требовали постоянной подсыпки. Камень и крупнозернистый песок завозили с Урала. И все же стройка продвигалась. К 1953 году — году смерти Сталина — силами заключенных было построено более 900 километров одноколейной железной дороги. Создателя новой империи Сталина меньше всего заботила экономическая целесообразность гигантских проектов. Главное для него заключалось в величии и грандиозности замыслов. От этого — чкаловские перелеты, ледовые экспедиции, запуски в стратосферу, лыжные и конные переходы. Материальные затраты и человеческие жертвы не в счет. Ресурсы невольничьего труда и пушечного мяса казались неисчерпаемыми. Тысячи людей замерзли, погибли от истощения и непосильной работы на этой обозначенной лишь условным направлением трассе — тела их просто хоронили без гробов, привязывая к ноге только бирку с номером личного дела… трупы едва присыпали землей. Затем И.В.Сталин умер, а сталинская «стройка века», железнодорожный путь вдоль Полярного круга, оказалась никому не нужна и  громадное строительство, работы на котором были завершены на 60-70%, было сначала законсервировано, а потом и попросту брошено. Лагеря, паровозы, мосты, другое имущество просто брошено в тундре. Великая стройка, забравшая жизни более 300 000 человек кончилась провалом. В течение нескольких последующих лет незначительная часть имущества была вывезена, на некоторых участках, примыкающих к Оби и Енисею сняты рельсы. Исторические развалины действуют завораживающе…

На фронтах Великой Отечественной войны сражалось около 3 тыс. игарчан. Погибли и умерли
от ран 444 чел. (по данным военного комиссариата) или более 800 чел. (по данным ветеранов
войны). П. П. Барбашов, В. В. Вильский и Г. А. Слободенюк удостоены звания Героя Советского
Союза. Более 300 чел. награждены орденами и медалями.

Еще одна историческая реликвия Игарского района — на высоком левом берегу Енисея (прямо напротив устья Курейки) расположено крохотное село Курейка , которое долгое время служило местом ссылки. Перед Февральской революцией здесь отбывали ссылку 25 политических изгнанников, в том числе И.В.Джугашвили (Сталин). В те времена здесь было несколько маленьких домиков рыбаков, в одном из которых он и квартировал. Позднее над этим маленьким домиком был построен большой двухэтажный деревянный дом, а к 70-летию вождя на этом месте было решено построить величественный дворец, и в 1952 году громадное светло-серое здание пантеона было построено. Это было величественное здание высотой 14 метров с красивым сквером и клумбами цветов. Перед дворцом стояла столь же величественная фигура Сталина, внутри дворца дубовый паркетный пол был устлан пушистыми коврами, а посредине на толстом слое желтого песка стоял освещенный лампами маленький рыбацкий домик, в котором жил Сталин в 1914-1916 гг. Но ничего этого на сегодняшний день не сохранилось – скульптура была демонтирована в 1961 году, тогда же некоторые вещи и экспонаты пантеона были перевезены в Ачинский краеведческий музей, где в запасниках и хранятся до сих пор. А величественный дворец долго стоял пустым и полуразрушенным, вызывая интерес у проплывающих по Енисею. В 1996 году здание было уничтожено пожаром

Старожилы делят жизнь Игарки на два этапа – до пожара 1962 года и после него. Игарка в то время была полностью деревянной, каменные и кирпичные дома жители видели только на фотографиях в газетах. Пожары в городе были не редкостью, но их обычно быстро тушили. В июле 1962-го огненная стихия вышла из-под контроля. Сгорело почти 160 тысяч кубометров заготовленных на экспорт пиломатериалов, 65 жилых и административных зданий, в числе которых – роддом, краеведческий музей, клуб иностранных моряков и ясли. До Большой земли доходили слухи, что в Игарке спаслись тогда лишь те, кто вошел по горло в Енисей… Долго еще над Игаркой висел едкий дым… Страна не оставила Игарку один на один со своей бедой, в город приехали сотни строительных бригад из Красноярска, Норильска, Канска, Ачинска, Енисейска. Работы по восстановлению лесопильного комбината шли ударными темпами, тем же «пожарным» летом из Игарки по Севморпути было отправлено на экспорт более 550 тысяч кубометров пиломатериалов. Свою миссию – приносить стране валюту – Игарка продолжала выполнять несмотря ни на что. Тогда Игарка представляла собой одну большую стройку.  Со всего Союза поехали в Игарку по комсомольским путевкам строители. До наступления осенних холодов им нужно было обеспечить жильем погорельцев. Параллельно с этим разрабатывался план застройки Игарки многоэтажными домами. Всем было очевидно, что деревянным город-порт больше существовать не должен. Так началась история Игарки белокаменной. К началу 70х в город был фактически отстроен заново. По городу курсировали 14 автобусов и 9 такси. Открыто шесть отделений связи. В городе 12 школ, 14 детских садов и 8 яслей, 12 библиотек. Работают телевизионный центр, филиал школы № 9, фотоателье, парикмахерская, сберкасса, сеть магазинов, два клуба, два диспансера, ресторан, пять столовых, больница и поликлиника.

В 1979 году на улице П. Барбашова был установлен  на вечную стоянку самолёт полярной авиации Ли-2,  в память о покорителях северных воздушных трасс. После войны самолеты этого типа стали поступать в Игарский авиаотряд, Летали на Диксон, мыс Костистый, возили строителей и грузы для строящегося Норильского Горно-металлургического комбината. Воистину самолет-труженик.

Крупнейший некогда в стране комплекс — Игарский ЛПК перерабатывал высокосортную древесину, работая, прежде всего, на экспорт. Наибольшего пика ЛПК достиг в начале 70х, навигация на Енисее длилась тогда почти до середины ноября, комплекс мог поставлять на экспорт до полутора миллионов кубометров пиломатериала ежегодно, планировался выход на показатель в два миллиона. Всего здесь было задействовано 4 лесопильных завода, производящих продукцию достаточно широкой номенклатуры, начиная с бруса и досок, заканчивая мелочью типа рейки и тарной дощечки. Постоянно вводились новые технологии подготовки продукции к продаже: искусственная сушка, антисептики, транспортные пакеты, автоматизированная сортировка лесоматериалов и т.д. Порт тогда не стоял без дела,в очередь на погрузку могло стоять до 25 морских судов. Большую отгрузку пиломатериала давал разве что Архангельск. Это период расцвета и самого города. В конце 1970-х годов была построена железная дорога от Ачинска на север практически до Енисейска. Там был построен новый город и порт Лесосибирск. Перевалка лесных грузов постепенно смещалась туда.

Игарский ГОВД

Вот, примерно, в это время я здесь и появилась, вернее сюда занесло моих родителей и меня соответственно вместе с ними.. Прожила я в Игарке 34 года… Много это или мало? Я приехала сюда маленькой девочкой… ходила в садик, школу, здесь состоялась моя карьера как сотрудника МВД, здесь произошло становление меня как личности…. Конечно же я благодарна этому городу, людям которые там живут и судьбе, которая меня туда забросила…. За 34 года я пожила во всех районах города — тогда их было 3 (Старый город, Новый город и микрорайоны 1-й и 2-й). Старый город… —  это дома типа частных (дом на 3-4 хозяина). Сейчас престижно жить в таких, но дом моего детства отличается от нынешних особняков. Он больше был похож на деревянный барак с печкой посреди жилища, пол которого зимой промерзал( углы и плинтуса покрывались снегом и льдом), дрова нужно было заготавливать чуть ли не все лето, а воду таскать ведрами, туалет соответственно находился на улице.  Но не смотря на все эти неудобства, мое детство было счастливым — родители всегда работали (так было в каждой семье) и детвора была предоставлена сама себе, мы делали все, что нам вздумается… ходили в лес на озера — купались, собирали грибы, ягоды, лазили по заброшенным домам, прыгали с крыш, рыли тоннели в снегу, жгли костры, пекли картошку и мечтали….. Уже учась в школе(кстати, я училась в трех школах: начинала в шк.№ 1, затем в шк.№ 7 — восмилетка, и закончила уже к.№ 9)  , мы переехали в новую часть города, т.е. улучшили свои жилищные условия — сейчас смешно, а тогда мне казалось, что мы живем в «хоромах»: 2-х комнатная квартира (у нас с братом появилась своя комната) с центральным отоплением в 2-х этажном деревянном доме. Это все изменения которые произошли — в остальном все оставалось по-прежнему, нас воспитывала улица — мне повезло, я выросла среди хороших людей (когда-нибудь я напишу об этом книгу). Летом мы любили ходить на Енисей, встречать и провожать теплоходы (благо их приходило очень много — пассажирских и  иностранных сухогрузов, а еще ледокол «Чечкин», на который нам устраивали экскурсии) — это всегда было приятным событием..  Лето — особая пора…  особенно для Игарки — ведь наступало «полярное лето» — солнце не заходило за горизонт — загорать можно было чуть ли не до 10-ти часов вечера (можно было бы  и дольше, но в это время спадала жара  и появлялась всевозможное множество кровососущих насекомых , от которых не возможно было избавиться) потом  мы возвращались во дворы, где загуливались до 2-х, 3-х часов ночи (пока родители, проснувшись, не спохватывались нас).  Мы отличались от детей «материка»… мы становились взрослыми в суровым условиях Крайнего Севера, мы с детства знали что такое настоящая дружба и взаимовыручка, мы стали взрослыми еще будучи детьми… и еще нам завидовали дети с других городов СССР (когда мы выезжали на каникулы) — ведь мы знали что такое «жевачка» (тогда она называлась «гумма») — ее живала вся детвора Игарки и она запросто передавалась изо рта в рот.. В Игарке часто слышалась иностранная речь и мы гордились тем, что видели иностранцев…   А зимой мы с незабываемым восторгом наблюдали за Северным сиянием, которое завораживало своей красотой  и невероятными переливами,  и не важно сколько раз мы его видели ведь каждый раз оно было по особенному прекрасно. Полки магазинов в Игарке  были забиты всевозможными яствами и деликатесами — такого изобилия не было ни в одном городе Советского Союза... Став взрослой — я вновь вернулась в Игарку (Север, знаете ли, затягивает…). Здесь состоялась моя карьера в органах МВД — от младшего лейтенанта до майора милиции, от инспектора по делам несовершеннолетних до помощника начальника Игарского ГОВД оперативного дежурного. Здесь я заработала себе квартиру в микрорайоне (качество проживания соответствует благоустроенным квартирам на «материке»).  И это время было  прекрасным — я с гордостью могу сказать, что честно отслужила в Игарском ГОВД (кстати, так может сказать большинство сотрудников отдела с которыми мне довелось служить).

Все бы ничего, НО…. «Сытая жизнь» для Игарки, как и для большинства российских городов, закончилась в 90-е. Кризис 1990-х годов окончательно добил экономику Игарки. Хронические долги по зарплате, забастовки и голодовки работников ЛПК и порта. Из Игарки уезжали все, кто мог. Население с 18 тысяч сократилось до шести тысяч человек. Жители старой части города, застроенной старыми деревянными домами необычной архитектуры (сталинское барокко в дереве), были отселены в новый микрорайон, а сами дома разобраны на дрова. Краевые власти всерьез обсуждали возможность переселения всех игарчан на материк и ликвидацию города-порта. До столь масштабных действий дело не дошло, по программе переселения на материк уехали около 300 семей северян.  В 2004 году в Игарском ГОВД произошла реконструкция с которой мне трудно было смириться и, выйдя на пенсию по выслуге лет, я тоже покинула Игарку….

В условиях рыночной экономики никто не намеревался дотировать затратный заполярный городок, но в начале 2000-х для Игарки появилась надежда — в 150 километрах от Игарки вот-вот начнут добывать нефть. Стартовой площадкой для освоения Ванкорского месторождения нефтяники выбрали Игарку. Аэро- и морской порты позволяли доставлять сюда оборудование, в том числе и тяжеловесное, рабочих рук – хоть отбавляй… За нефтяниками в Игарку потянулись бизнесмены: в городе стали появляться такие товары, которые раньше приходилось везти из Красноярска, развивалась сфера обслуживания. Мощные транспортные узлы с приходом в Игарку нефтяников получили шанс на жизнь и развитие. Объемы морских и речных грузоперевозок растут с каждым годом. «Роснефть» провела  реконструкцию аэропорта Игарка, сделав его современным и удобным для пассажиров и работы с грузом. Кроме того, компания строит зимники и ледовые переправы, которые связывают Игарку с Ямало-Ненецким автономным округом.

Игарка еще и интересна своим уникальный Музей вечной мерзлоты, который  привлекает сюда даже иностранцев. Этому музею за Полярным кругом ни в России, ни в мире аналогов нет. Создан он в одном из подземелий Игарской мерзлотной станции, с 1930-х годов изучающей вечную мерзлоту и ее свойства. Самая глубокая точка шахты находится на глубине 14 метров от поверхности. Но сначала вы попадете в небольшой выставочный зал, где  вам расскажут о том, что 65 процентов территории нашей страны — это как раз та самая вечная мерзлота. Кстати, при выставочном центре работает детский Дом ремёсел. Маленьких посетителей здесь обучают гончарному делу. Был приобретен гончарный круг, а используется глина из музейного подземелья, которая вычищается при высыхании в зимнее время.  Затем вы начнете спуск в подземелье. В толще мерзлоты температура практически постоянна — минус 4 градуса. А вот наверху — все -15°С, так что стены постройки покрыты инеем. В нескольких залах представлены замороженные в ледяные пластины образцы растений, лежат куски льда с Енисея и Ледяной горы — место проявления погребенного льда возрастом около 50 тысяч лет! В одном из штреков из стены торчат стволы деревьев — 70 тысяч лет назад они были погребены под слоем песка и глины и оказались законсервированы мерзлотой. В одной из камер специально для детей сделан «дом Деда Мороза». Датой основания музея принято считать 19 марта 1965 года, именно тогда при лаборатории была открыта для публичного посещения экспозиция, посвящённая вечной мерзлоте и истории её изучения. Однако официальный статус краеведческого музея был получен только 1 июля 1991 года, а спустя четыре года, в 1995 году — краеведческого комплекса. В том же году находящаяся под землёй часть музея была признана Памятником природы краевого значения. В 2009 году сотрудникам музея пришла в голову мысль — устраивать свадьбы! Самой первой парой, которая участвовала в церемонии бракосочетания, стали туристы из Великобритании. От музея они получили на память грамоту из бересты, на которой были начертаны пожелания вечной любви, такой же вечной, как и мерзлота в этих землях. Любители экстрима, пожалуй, оценят такое ноу-хау, только невесте в платье и туфлях будет явно холодновато…. Кстати, совет — одевайтесь для похода сюда по-зимнему.

 
Каждый город интересен по-своему. Так же по своему интересна и неповторима Игарка.  Это уникальное место, и в историческом, и в географическом, и в социальном аспекте. И, как и многое у нас, держится здесь все на удивительном создании, имя которому — Русский человек. Люди здесь другие, нежели на «материке». Более открытые, так что-ли…сердечные, гостеприимные, радушные, готовые прийти на помощь в любую минуту, взаимовыручка здесь — не пустой звук. На Севере иначе никак.

И в заключении хочу пожелать Игарке:

Спеши развиваться, на месте не стой,

Мы любим тебя и гордимся тобой!

А всем игарчснам желаем удачи,

Чтоб жили дружнее и стали богаче.

И каждый для города изо всех сил,

Чтоб только лишь пользу одну приносил!

А также это интересно:

По любому вопросу вы можете позвонить по телефону: +79233268697 — всегда рада помочь.

Поделиться в социальных сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

комментария 4Оставить комментарий

  • Здравствуйте, Ольга! Спасибо Вам за интересный и познавательный сайт. Я родилась в г. Игарка в 1938г. Мои родители Москвичи. Папа по специальности зверовод и в теговых работал по договору в Дудинском управлении Главсевморпути, потом Туруханском зверопитомнике до 1940г. и затем мы вернулись в Москву. В Игарке бывать не пришлось. Папе в 1938г. поручили закупить ездовых собак для зимовок на Таймыре. Он ехал вверх по Енисею и по дороге закупал собак, а на обратном пути собирал их. За месяц он прошёл 1100км. И привёз в Дудинку 65 ездовых собак. Путешествие это было очень трудным, папа много интересного рассказывал о нем.

  • Здравствуйте, Ирина! Спасибо огромное вам за отзыв… Могу сказать одно: Север очень сильно затягивает… в хорошем смысле… здесь человек проверяется на дружбу, смелость, силу воли, душа и на ЧЕЛОВЕЧНОСТЬ в целом…

  • Класс, смотрел телек, так там про Игарку сказали. Показалось интересно узнать где такой город!
    Нашел на карте — как же это далекоооооо!
    Наша страна поистине не необъятна.
    Спасибо, за рассказ о вашей малой родине.

  • Огромное спасибо за отзыв… Я рекомендую Вам да и всем вообще не только читать и находить на карте где это, но и посещать эти города (интересные места) нашей необъятной родины… Россия многолика и разнообразна… путешествуйте…

Добавить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *